Фото рабов в сша

Фото рабов в сша

В 1936–1938 годах американские писатели, участники так называемого Федерального писательского проекта, по заказу правительства записали интервью с бывшими рабами, которым к тому времени было больше 80 лет. Эти разговоры выложены на сайте Библиотеки Конгресса США. Arzamas публикует отрывки

Джордж Янг, Ливингстон, штат Алабама, 91 год

«Они ничему нас не учили и нам самим не давали учиться. Если увидят, что мы учимся читать и писать, нам отрубали руку. В церковь тоже ходить не дава­ли. Иногда мы убегали и молились вместе в старом доме с земляным полом. Там [мы] радовались и кричали, и [нас] никто не слышал, потому что земляной пол заглушал, а один человек стоял в дверях. Некоторые засовывали голову в ведро и так молились, а кто-нибудь следил, чтоб надсмотрщик не увидел. Если что-то узнавали, нас били.

Нам нельзя было ни к кому ходить в гости, и я видел, как Джима Доусона, отца Айверсона Доусона, привязали к четырем колам. Его положили на живот и вытянули руки в стороны, и одну руку привязали к одному колу, а вторую — к другому. Ноги тоже вытянули в стороны и привязали к колам. И потом стали бить доской — такой, как на крышу кладут. Черномазые потом пришли туда ночью и на простыне отнесли его домой, но он не помер. Его обвинили в том, что он ночью ходил на соседнюю плантацию. В девять часов мы все должны были быть по домам. Приходил старший и кричал: „Отбой! Отбой! Все по до­мам, и двери на замок!“ А если кто не шел, его били».

Милли Иванс, штат Арканзас, 82 года

«У нас были лучшие хозяин и хозяйка в мире, они были христианами и нас учили жить по-христиански. Каждое воскресное утро хозяин звал всех нас, негров, в дом и пел, возносил молитвы и читал нам Библию. Хозяин учил нас не быть плохими; он учил нас быть хорошими; говорил нам никогда не во­ро­вать, и не врать, и не делать ничего плохого. Он говорил: „Что посеете, то и по­ж­нете, посеете единожды, а пожнете вдвое“. Я это запомнила с детства и ни­ко­­гда не забывала».

Том Макалпин, Бирмингем, штат Алабама, старше 90 лет

«Нет, сэр, меня не пороли, разве один раз. Это случилось, когда хозяин сказал мне, чтобы свиньи больше в кукурузу не заходили, а если зайдут, я получу как следует. Ну и вот, босс, был один старый кабан, которого у меня никак не полу­чалось отвадить, и я тогда взял иголку и зашил ему глаза. Я, конечно, был ма­ле­нький черномазый хулиган и не понимал, что делаю, и зашил этому кабану веки, чтобы он ничего не видел. Это помогло, но когда хозяин узнал, он меня выпорол так, что я до сих пор помню. Босс, это был единственный урок, который мне был нужен за всю мою жизнь. Он мне помог».

Айзем Морган, Мобил, штат Алабама, 84 года

«Мы, негры, жили очень даже неплохо. Еды было полно. Нам надо было просто попросить, и хозяин всё делал. Больше всего мы любили опоссума с картош­кой. Мы охотились по ночам с большим мешком и сворой гончих, они быстро загоняли опоссума на дерево, потом стояли вокруг и лаяли. Если дерево было небольшое, мы его стрясали, а если большое, один из негров залезал наверх и ловил старого мистера опоссума.

Вообще, было очень весело выслеживать опоссума или енота. Енота интересней всего, но он не такой вкусный, как опоссум. Я один раз видел, как загнанный енот откусил собаке кончик носа.

Хозяин никогда нас не бил; он просто говорил, что делать, а если мы этого не делали, он звал нас к себе и говорил на свой особый манер: „Негр! Сколько раз тебе повторять, чтобы ты делал, как тебе говорят?“ Вот и всё, что он гово­рил, — и уж поверьте, миссис, он умел так на тебя посмотреть, что ты аж под­прыгивал. Когда он покупал нового раба, а тот не привык делать, что ему говорят, хозяин быстро с ним справлялся».

Тетя Найси Пью, Мобил, штат Алабама, 85 лет

«Была белая женщина, которую убил негр: она его побила за то, что он натра­вил собаку на хорошую дойную корову. Никогда не видела такого подлого негра. Никогда не забуду то, что с ним сделали белые после того, как его суди­ли. Его привязали к лошади и проволокли по всему городу, потом заставили идти босиком по острым камням, ноги были все в крови, как будто их порезали ножом. Воды ему в тот день не давали и держали на палящем солнце, пока готовились его повесить. Когда всё было готово, его поставили на помост, раздели и стали швырять в него камни; сыпали в глаза гравий и сломали ребра огромными булыжниками. Потом затянули вокруг шеи веревку и вздернули так, что у него глаза вылезли из орбит. Я понимала, что смерть была для него избавлением.

Но так-то, белые господа, жизнь у негров тогда была счастливой. Мне иногда хочется туда вернуться. Как сейчас вижу тот ледник с маслом, молоком и слив­ками. Как журчит по камням ручей, а над ним ивы. Слышу, как во дворе гого­чут индюки, как бегают и купаются в пыли куры. Вижу заводь рядом с нашим домом и коров, пришедших напиться и остудить ноги в мелкой воде.

Я родилась в рабстве, но никогда не была рабыней. Я работала на хороших людей. Разве это называется рабством, белые господа?»

Фрэнк Смит, штат Алабама, около 90 лет

«Когда началась Великая война, хозяйка взяла своих детей и меня, и мы переб­рались в какое-то место, там еще был суд, они называли его „Калпепер“

или как-то так. Мы жили рядом с большой гостиницей, где останавливался генерал Ли и его солдаты, и у них была самая роскошная форма из всех, что я видел. Они были настоящими джентльменами, и хозяйка разрешала мне им прислу­живать, когда я не нужен был в доме. Я чистил сапоги генералу Ли, и он всегда давал мне монету и говорил: „Вот теперь красота“. Он держался прямо и с до­сто­инством, говорил мало и всё ходил взад-вперед по галерее, а ординарцы приносили ему телеграммы из Булл-Рана, где наши сражались с янки

. Когда война подобралась к нам близко, мы поехали в Линчбург, но хозяйка сильно нервничала из-за войны, так что, когда я сломал ее столовый нож c руч­кой из слоновой кости и забыл ей сказать, она дала мне такую пощечину, что го­лова чуть не оторвалась, и продала меня. Мой новый хозяин был не такой, как старые хозяева, так что я сбежал и вступил в армию янки. Мы прошли с ге­не­­ралом Шерманом до самой Атланты, потом они повернули обратно и про­шли до самой Чаттануги и дальше, пока не дошли до Нэшвилла

Читайте также:  Банк югра в екатеринбурге

Форму мне дали, а оружие — нет: я дрался сковородкой».

Степни Андервуд, штат Алабама, 85 лет

«Они были хорошие люди, эти Андервуды. Помню, они считали меня смеш­ным, похожим на обезьянку. Хозяин надо мной хохотал до упаду, а когда были гости, они всегда говорили: „Где Степни? Мы хотим, чтобы он нам станцевал“. Я такие коленца для них выделывал!

Однажды я закончил свои дела, тихонько вышел и пошел на другую планта­цию, чтобы увидеться с мамой. И вот на полпути, в лесу, я столкнулся с двумя патрульными

. Они остановили меня и говорят:

— Мастера Джима Джонстона

— А что же ты тут тогда делаешь? — спрашивают они, а сами подбираются поближе, чтобы меня схватить.

Я решил больше не тратить времени на разговоры с ними, потому что пони­мал, что сейчас меня будут бить. Я побежал что есть мочи по лесу, как спугну­тый кролик, а патрульные — за мной. Я знал, что эти два дядьки точно меня не догонят, но и что дома меня ждет порка.

Впрочем, домой я в ту ночь не пошел. Я остался в лесу и развел небольшой костер. Прилег под платаном, чтобы собраться с духом и пойти домой. Я слы­шал, как где-то далеко в лесу рычали пумы и выли дикие кошки, и мне очень хотелось к маме. Скоро я заснул прямо там, на мху. Утром проснулся ужасно голодным и, когда солнце перевалило за холм, услышал, как кто-то проди­рается через кусты. Это был хозяин, надсмотрщик и еще какие-то люди. Я побежал им навстречу и закричал изо всех сил:

— Мастер Джим, я тут!

Он подошел с очень нахмуренным лицом, а у надсмотрщика в руках была плетка.

— Ах ты кучерявый негритянский чертенок, — сказал хозяин. — Я покажу тебе, как убегать из дома. Пойдем домой, я накормлю тебя завтраком и дам прилич­ную одежду. Ко мне сегодня приедут гости, а ты тут в лесу, вместо того чтобы танцевать.

И тут хозяин улыбнулся, как будто я ничего плохого не сделал.

— Наверное, ты хочешь к маме, бедный негритенок. Что ж, придется купить ее. Ах ты чертенок! А ну пошли домой».

Войти

Краткая история американской работорговли с картинками и фотографиями

И стория американской работорговли — дело грязное и мерзкое.
Африканских рабов на территорию современных Соединенных Штатов Америки начали ввозить еще в XVII веке. Первое постоянное поселение английских колонистов в Америке — Джемс-таун — было основано в 1607 году.

Ввоз негров и введение рабства явились следствием потребности в рабочей силе на юге Северной Америки, где устраивались крупные земледельческие хозяйства — табачные, рисовые и другие плантации. На Севере, где плантационное хозяйство, в силу особых экономических и климатических условий, было менее распространено, рабство никогда не применялось в таких масштабах, как на Юге.

Черные рабы были в своем большинстве жителями западного побережья Африки. Среди них были негры племен фульбе, волоф, йоруба, ибо, ашанти, фанти, хауса, дагомейцы, банту и др.

Торговля рабами приняла наиболее широкие размеры после 1713 года, когда Англия добилась права асиенто — исключительного права торговли неграми-рабами. После этого аанглийские военные суда проверяли другие парусники. Американские работорговцы-контрабандисты выбрасывали рабов за борт судна и топили их при приближении британских военных кораблей. Сколько так погибло людей — увы никто уже не узнает.

Когда приходило судно за «живым товаром», агенты начинали договариваться с капитанами. Каждого негра лично показывали. Капитаны заставляли негров двигать пальцами, руками, ногами и всем телом, чтобы удостовериться, что у него не было переломов. Даже зубы проверялись. Если зубов не хватало, то за негра давали меньшую цену. Каждый негр стоил примерно 100 галлонов рома, 100 фунтов пороха или же 18−20 долларов. Женщины до 25 лет, беременные или нет, стоили полную цену, а после 25 лет теряли четверть стоимости.

Затем рабов начинали в лодках, по 4−6 негров перевозить на корабли. На борту корабля негров делили на три группы. Мужчины, женщины и дети. Всех загружали в разные отсеки. Детей часто оставляли на палубе. На корабль водоизмещением в 120 тонн грузилось не менее 600 рабов. Как говорили сами работорговцы, «негр не должен занимать в трюме места больше, чем в гробу». Корабли строились специально для перевозки рабов.

Общая схема размещения рабов в трюмах судна для перевозки рабов под названием "Brookes", (1789 год).

Суда находились в пути 3−4 месяца. Все это время рабы находились в ужасных условиях. В трюмах было очень тесно, негры были скованы кандалами. Воды и пищи было очень мало. Рабов и не думали выводить для отправления нужды из трюма.

Молодых негритянок часто поднимали и насиловали. До места назначения в США доходил один негр из пяти. Остальные погибали в дороге.

Наказание африканской невольницы на борту судна за проявление непокорности (1792 год).

По прибытию в Америку рабов сначала подкармливали, лечили, а потом уже продавали.

Цены на рабов менялись со временем. Например, в 1795 году цена составляла 300 долларов, к 1849 году она возросла до 900 долларов, а накануне гражданской войны достигла 1500−2000 долларов за одного раба. Иногда их перемещали в другие города и продавали с аукционов. Часто детей который уже подросли продавали отдельно от матери. На плантациях дети начинали работать с 4 лет.

Негры работали до 18−19 часов в сутки. На ночь их запирали и спускали собак. Средняя продолжительность жизни негра-раба на плантациях составляла 10 лет, а в XIX веке — 7 лет. За плохую работу раба, отрубали руки и ноги его детям.

Немного лучше были условия у тех рабов, которые служили прислугой, кухарками, нянями. Это было для раба счастье.

Рабы не имели никаких прав и свобод и считались имуществом владельца, с которым хозяин может делать все, что угодно. Их клеймили как скот. Клейма для нанесения меток на кожу рабам путем прижигания, использовавшиеся в 19 веке.

Принятый в 1705 году «Кодекс рабов Вирджинии» запрещал рабам покидать плантации без письменного разрешения.

Бежавшему и пойманному рабу отрезали уши. Рабам запрещали передвигаться группами более чем в 7 человек без сопровождения белых. Любой белый, встретивший негра вне плантации, должен был потребовать у него отпускной билет, а если такого не было, мог дать 20 ударов плетью.

В случае, если негр пытался защищаться или ответить на удар, он подлежал казни. За нахождение вне дома после 9 часов вечера негров в Виргинии подвергали четвертованию.

Газеты давали много дельных советов. Например печатались советы о воспроизведении рабов с целью увеличения благосостояния рабовладельцев. рекомендовалось применение принудительного секса между рабами, сексуальных отношений с хозяином и рабынями, для получения как можно большего числа детей. Постоянно рожающих рабынь всячески поощряли. Главная цель — производство новых рабов без ненужных трат на покупку новых рабов.

В США было много рабов — ирландцев. С африканскими рабами, незапятнанными приверженностью к ненавистной католической доктрине, зачастую обращались даже лучше, чем с их белыми ирландскими товарищами по несчастью.

Читайте также:  Билайн все за 300 постоплатный

Африканские рабы ценились достаточно высоко, ирландские же рабы были намного дешевле. Практика скрещивания ирландских женщин-рабынь и африканских мужчин продолжалась несколько десятилетий и стала настолько распространенной, что в 1681 вышел закон «запрещающий спаривание ирландских женщин и африканских мужчин с целью производства рабов на продажу». Этот запрет ввели исключительно по причине того, что он наносил урон прибыли английской компании-перевозчику рабов.

Были в США и негры владеющие рабами и индейские племена владеющие рабов. Если белый женился на индейской девушке он автоматически получал рабов по законам некоторых племен. Были в США и белые рабы. Среди «белых рабов» преобладали ирландцы, захваченные англичанами в ходе покорения Ирландии в 1649—1651 годах.

За период с 1663 по 1863 года было зафиксировано свыше 250 негритянских восстаний и заговоров. Восстания негров жестоко подавлялись.

Война севера и Юга произошла не из-за желания освободить страну от рабства. Просто покупать рабов для фабрик Севера было дорого, а вот получить дешевую "свободную" рабочую силу за копейки для Севера было намного выгоднее.

Рабство было отменено после завершения Гражданской войны 1861 — 1865 годов и принятия Тринадцатой поправки к конституции США в декабре 1865 года. Последним штатом, ратифицировавшим эту поправку, был Миссисипи в 2013 . году.

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.

Принятый в 1705 году "Кодекс рабов Вирджинии" гласил: "Все рабы из числа негров, мулатов и индейцев в доминионе. считаются недвижимым имуществом. Если раб сопротивляется своему хозяину. применяющему к таковому рабу исправительные меры, и если в ходе исправления раб оказывается убитым. хозяин освобождается от всякого наказания. как будто ничего подобного не случилось вовсе."
Этот кодекс также запрещал рабам покидать плантации без письменного разрешения. Он санкционировал порки, клеймение и нанесение увечий в качестве наказания даже за незначительные прегрешения.
Некоторые кодексы запрещали обучать рабов грамоте. В Джорджии это преступление каралось штрафом и/или поркой, если провинившийся был "рабом-негром или цветным свободным человеком".
Хотя участь американских рабов была тяжелой, материальные условия, в которых они трудились, во многом были сопоставимы с теми, что испытывали в те же времена многие европейские рабочие и крестьяне. Но существовала и разница. Рабы были лишены свободы.


Первые негры были привезены в Америку в качестве законтрактованных (indentured) работников, но очень скоро система контрактации была официально заменена более выгодной системой рабства. В 1641 г. в Массачусетсе срок службы рабов был превращен в пожизненный, а закон 1661 г. в Виргинии сделал рабство матери наследственным для детей.
Аналогичные законы, закреплявшие рабство, были приняты в Мэриленде (1663), в Нью-Йорке (1665), в Южной (1682) и Северной Каролине (1715) и т. д. Так негры стали рабами.
До конца XVII в. торговля рабами в английских колониях в Америке была монополией Королевской африканской компании, но в 1698 г. эта монополия была ликвидирована, и колонии получили право самостоятельно заниматься работорговлей.
Торговля рабами приняла еще более широкие размеры после 1713 г., когда Англия добилась права асиенто — исключительного права торговли неграми-рабами. Негров ловили, покупали, на них обменивали товары, их грузили в зловонные трюмы кораблей и везли в Америку.



Рабы массами гибли в бараках факторий и во время перевозок. Но хотя на одного оставшегося в живых негра часто приходилось пять погибших в дороге — задохнувшихся от недостатка воздуха, умерших от болезни, сошедших с ума или просто бросившихся в море, предпочтя смерть рабству, — торговцы рабами получали баснословные барыши: спрос на негров был так велик, а рабы были так дешевы и так быстро окупали себя.
Негры были настолько дешевы, что плантаторам было выгоднее за короткий срок замучить раба на непосильной работе, чем эксплуатировать его дольше, но осмотрительнее. Средняя продолжительность жизни раба на плантациях в некоторых районах Юга не превышала шести-семи лет.
Несмотря на запрещение ввоза рабов в 1808 г., работорговля не прекратилась. Она просуществовала в скрытой форме вплоть до официального освобождения негров во время гражданской войны 1861-1865 гг. Негров ввозили теперь контрабандой, что еще больше увеличивало смертность при перевозке.
Подсчитано, что с 1808 по 1860 г. в Соединенные Штаты было доставлено контрабандой около полумиллиона рабов. Предметом торговли стали, кроме того, негры, специально выращиваемые на продажу в некоторых рабовладельческих штатах Юга (особенно в Южной Каролине и Виргинии).



Негры были сделаны рабами, но они никогда не были рабами покорными. Нередко негры поднимали восстания еще на кораблях. Об этом свидетельствует особый вид страхования кораблевладельцев для покрытия убытков специально на случай восстания рабов на корабле.
Но и на плантациях, где жили негры привезенные из разных частей Африки, представители различных племен, говорившие на разных языках, рабы сумели преодолеть межплеменную рознь и объединиться в борьбе против своего общего врага — плантаторов. Так, уже в 1663 и 1687 гг. были раскрыты крупные заговоры негров в Виргинии, а в 1712 г. гарнизону Нью-Йорка с большим трудом удалось предотвратить захват города восставшими рабами — неграми.
За период с 1663 по 1863 г., когда рабство негров было отменено, зафиксировано свыше 250 негритянских восстаний и заговоров, в том числе такие крупные, как восстания под руководством Като (1739) в Стоно (Южная Каролина), Габриэля, иногда называемого по имени хозяина Габриэлем Проссером (1800), в Хенрико (Виргиния), Денмарка Вези (1822) в Чарлстоне (Южная Каролина) и Ната Тёрнера (1831) в Саутгемптоне (Виргиния).
Восстания негров жестоко подавлялись. Но даже эти разрозненные вспышки отчаяния угнетенных рабов заставляли плантаторов трепетать от страха. Почти каждая плантация имела свой склад оружия, группы плантаторов содержали охранные отряды, рыскавшие ночью по дорогам. "Вся общественная система в южных штатах, — замечает Ф. Фонер, — держалась на прямом подавлении негров силой оружия".



Негритянские рабы выражали свой протест и в других формах, как, например, порча орудий труда, убийство надсмотрщиков и хозяев, самоубийство, побеги и т. д. Бегство требовало от негра большой смелости и мужества, — ведь если беглого раба ловили, ему отрубали уши, а иногда, если он оказывал вооруженное сопротивление, и руки, или клеймили его раскаленным железом.
Особенно массовыми стали побеги рабов с плантаций во время революции 1774-1783 гг. Негры сыграли важную роль в борьбе американских колоний против английского владычества.
Джордж Вашингтон, долгое время не решавшийся вербовать негров в солдаты, в 1776 г. был вынужден прибегнуть к этой мере ввиду наступления англичан и общего тяжелого положения в стране. По некоторым подсчетам, в армии Вашингтона было не менее 5 тыс. негров.




Изобретение хлопкоочистительной машины (джина), во много раз ускорившей очистку хлопка, вызвало подъем хлопководства и значительно увеличило спрос на рабов, а начало промышленного переворота в Европе, а затем и в Соединенных Штатах, еще более усилило спрос и на хлопок, и на рабов.
Цена на раба с 300 долларов в 1795 г. возросла до 900 долларов в 1849 г. и до 1500-2000 долларов накануне гражданской войны. Резко усилилась интенсификация рабского труда и эксплуатация рабов.
Всё это привело к новому обострению и к новому подъему освободительного движения негров. Волна восстаний негров, охватившая в первой половине 19 в. весь юг США, была связана, кроме того, с революционным движением негров в Вест-Индии в конце 18-го и в начале 19-го в.

Читайте также:  Альфа банк p2p кредитование



К середине XIX в. рабство изжило себя. Изобретение прядильных машин, введение различных технических усовершенствований повысили производительность труда в промышленности и резко увеличили потребность в хлопке. Труд рабов, даже при условии жесточайшей его эксплуатации, оставался малопроизводительным, продуктивность его не соответствовала новым требованиям промышленности.
Однако плантаторы не собирались добровольно отказаться от власти. В 1820 г., в результате Миссурийского компромисса, они добились установления границы рабства по 36°30′ северной широты. В 1850 г. под нажимом плантаторов Конгресс принял новый закон о беглых рабах, гораздо более суровый, чем закон 1793 г.



Предгрозовой вспышкой гражданской войны в Соединенных Штатах была гражданская война в Канзасе, за которой последовало восстание Джона Брауна (1859). Браун (1800-1859), белый фермер из Ричмонда (Огайо), видный аболиционист и деятель "тайной дороги", задумал совершить поход в Виргинию, поднять всеобщее восстание рабов и образовать в горах Мэриленда и Виргинии свободный штат как базу для борьбы за освобождение всех рабов.
В ночь на 16 октября 1859 г. Браун с небольшим отрядом в 22 человека (из них пять негров) двинулся на г. Харперс- Ферри и захватил арсенал. Однако поход Джона Брауна оказался недостаточно подготовленным. Оставшись без поддержки, отряд Брауна был окружен и после ожесточенного сражения разгромлен.
Тяжелораненный Джон Браун был захвачен в плен, обвинен в государственной измене и подстрекательстве рабов к мятежу и приговорен к повешению. В своей последней речи на суде Браун отверг все предъявленные ему обвинения и признал себя виновным только в одном — в намерении освободить рабов.
Казнь Джона Брауна вызвала взрыв возмущения во всем мире, и приблизила кризис, который разразился в 1861 г. Первый удар нанесли плантаторы: в 1860 г., после избрания президентом А. Линкольна, представителя Севера, они объявили о выходе ряда южных штатов из состава Союза, а в начале 1861 г. атаковали войска северян у форта Самтер. Так началась гражданская война Севера и Юга.





После победы северян и освобождения негров важнейшим вопросом стал вопрос о перестройке всей политической и экономической жизни на Юге, вопрос о реконструкции Юга. В марте 1865 г. было учреждено Бюро по делам беженцев, освобожденных негров и покинутых земель.
Однако негры были освобождены без выкупа, но и без земли, без средств к существованию. Крупное плантационное землевладение не было уничтожено, политическая власть рабовладельцев была лишь на некоторое время поколеблена, но не сломлена.
И хотя негры сами с оружием в руках принимали участие в борьбе за свое освобождение, хотя свыше 200 тыс. негров сражалось в армии северян и 37 тыс. из них пали в этой войне, — негры не получили ни настоящей свободы, ни, тем более, равноправия.
Освободившись от рабства у плантаторов, они попали в кабалу к тем же плантаторам и были вынуждены на кабальных условиях работать у своих прежних хозяев наемными рабочими или арендаторами. "Рабство отменено, да здравствует рабство!", — так определил положение один из реакционных деятелей той эпохи.



После убийства Линкольна 14 апреля 1865 г. и прихода к власти Э. Джонсона, проводившего политику уступок по отношению к плантаторам, реакция в южных штатах вновь подняла голову. В 1865-1866 г. в различных штатах Юга были введены так называемые "черные кодексы" (Black codes), по существу восстанавливавшие рабство негров.
Согласно закону о подмастерьях (Apprentice law), все негры — подростки до 18 лет, не имеющие родителей, или дети бедных родителей (poor minors), отдавались в услужение белым, которые могли их насильно удерживать в услужении, возвращать в случае побега по суду и подвергать телесным наказаниям.
Негры допускались только к самым тяжелым и грязным работам. Во многих штатах существовали законы о бродяжничестве (Vagrant laws), по которым негры, не занятые на постоянной работе, объявлялись бродягами, заключались в тюрьму и отправлялись в каторжные бригады или насильственно возвращались на работу к прежним плантаторам.
Законы о бродяжничестве применялись крайне широко, и им всегда давалось толкование, угодное плантаторам. В южных штатах процветала система кабального пеонажа, использования труда арестантов, которые часто приковывались к одной цепи и должны были выполнять работы по прокладке дорог или другие тяжелые работы, проводившиеся в том или ином штате.



В 1867-1868 гг. конгресс утвердил законы о реконструкции Юга, в соответствии с которыми южные штаты разделялись на пять военных округов и там вводилась военная диктатура, осуществляемая войсками северян. Штаты избирали свои временные органы власти на основе всеобщего избирательного права (включая негров), причем конфедераты, бывшие активные участники мятежа, лишались права голоса.
Негры оказались избранными в законодательные учреждения ряда штатов. Так, Г. Эптекер указывает, что в штате Миссисипи после выборов 1870 г. в палате представителей было 30 негров, а в сенате — пять.
Но основная задача революции — перераспределение земли, уничтожение плантационного хозяйства, а тем самым и политической и экономической мощи и засилия рабовладельцев, — решена не была. Это дало возможность реакции в южных штатах собрать силы и перейти в наступление.
Начали создаваться многочисленные террористические группы, совершавшие убийства, избиения и другие акты насилия против негров и их белых союзников и разжигавшие расовую ненависть.



Добившись осуществления своих целей и боясь дальнейшего углубления революции, буржуазия Севера пошла на сделку с рабовладельцами для организации единого фронта против рабочего и фермерского движения и национально-освободительной борьбы негритянского народа.
К 80-м годам XIX в. оформился сговор между крупными капиталистами Севера и плантаторами Юга, который носит в истории название компромисса, или предательства, Хейса — Тильдена (1877).
Хейс — кандидат в президенты от республиканской партии, партии северной буржуазии, получил поддержку плантаторов и был избран президентом после того, как обещал вывести с Юга войска северян. Этим компромиссом закончился период реконструкции.


Большинство негров в качестве издольщиков продолжало работать на хлопковых полях и на фермах, часто принадлежавших прежним хозяевам или их детям. Система издольщины, сложившаяся в южных штатах после гражданской войны, полностью отдавала арендатора на милость землевладельца.
У издольщика не было никакой собственности, ни земли, ни средств производства, ни скота, ни денег, ничего, кроме рабочих рук. Издольщики жили в глубокой нищете, платя плантатору за право пользоваться землей половину, а иногда и две трети урожая.
Одновременно повсюду в южных штатах восстанавливаются "черные кодексы" и вводятся законы, под тем или иным предлогом лишающие негров избирательных и гражданских прав. Снова устанавливается сегрегация негров и белых в общественных местах, в школах и т. д.

Ссылка на основную публикацию
Филиал мтс банка в москве адреса
В Москве МТС Банк имеет 14 отделений, которые предоставляют услуги физическим и юридическим лицам, и 49 банкоматов, из которых 7...
Требования к первичной документации в бухгалтерии
Бухгалтерский учет — научно-организованная система, предназначенная для сбора, обработки, регистрации и анализа информации, применяемой в финансово-хозяйственной деятельности. Бухгалтерский учет отражает...
Требовательные профессии в россии
CashGain.ru Карьера Самые востребованные и высокооплачиваемые профессии. Рынок труда постоянно меняется и довольно трудно сказать, какие самые востребованные профессии в...
Филиал сбербанка в перми
Сбербанк Пермь имеет множество отделений, где можно получить широкий спектор услуг: открыть банковский счет для сбережений, заказать и получить дебетовую...
Adblock detector